20 Июль 2018
  • :
  • :

Илья Мильштейн: И сияют его голенища  

Необходимо "проводить проверку любой жалобы, любого обращения, для того чтобы у людей не было ни малейшего сомнения в том, что не нарушены права граждан". Иными словами, омбудсмен вполне допускает, что наркотики арестованному в Чечне правозащитнику Оюбу Титиеву полицейские могли подбросить. Что же касается сожженного в Назрани офиса "Мемориала", то на сей счет уполномоченный по правам человека в РФ высказывается с предельной резкостью. "Это, – говорит Татьяна Москалькова, – наступление на горло демократии, на развитие цивилизованного общества". Слова довольно неожиданные в устах бывшего милицейского генерала.

На человека, который у нас всерьез начинает заниматься правозащитной тематикой, обрушиваются потоки беззаконий и горя

Было время, когда Татьяна Николаевна не принимала так близко к сердцу подобные сюжеты, и в знаменитой, оборванной на полуслове беседе с Павлом Каныгиным даже название "Мемориала" вспомнить не могла. Однако такая уж это работа, такая должность, такая служба, прямо заговоренная, что прошибает любое сердце, даже генеральское. Ибо на человека, который у нас всерьез начинает заниматься правозащитной тематикой, обрушиваются такие потоки беззаконий и горя, что прозревает и коммунист Миронов, и экс-депутат Москалькова. Поддержавшая некогда в Думе и "закон подлецов", и "антигейский закон", и все прочие.

Но проходят, что называется, годы, копятся впечатления, и омбудсмен-силовик, вроде абсолютно непригодный для того, чтобы защищать права российских граждан, узнает много нового для себя. Про тех же геев и что с ними происходит, допустим, в Чечне. Вообще о правах человека и о том, что ситуация с ними плохо описывается словом "прогресс", как она полагала раньше. Ну и про "Мемориал" – и название этой организации закрепляется в памяти госслужащего, и фамилии-имена ее представителей, и что они делают, и как расплачиваются за свою деятельность.

Подписывайтесь на нас в telegram

Напротив, взаимоотношения с начальством, которое изобрело этот кадровый трюк, внедрение генерал-майора МВД на должность уполномоченного по правам человека в РФ, не то чтобы резко ухудшаются, но осложняются. К примеру, Татьяна Николаевна, однозначно отрицавшая поначалу наличие политзэков в России, подает в президиум Мосгорсуда кассационную жалобу на первый приговор Ильдару Дадину, а жалоба отклоняется. Еще она обнаруживает, что положение с правами человека в кадыровской Чечне просто чудовищно, но исправить ничего не может. Как никто ничего не мог исправить до нее и до Кадыровых, отца и сына, и при них, и едва ли сумеет в обозримые сроки.

Но вот задерживают и арестовывают в Шалинском горсуде Оюба Титиева, а вот сжигают офис "Мемориала" в Назрани – все рядовые, в сущности, эпизоды из жизни правозащитников на Кавказе – и Москалькова внезапно заговаривает фразами из лексикона, чуждого генералам. Тем более полицейским. Сапог на горле демократии – это образ, вероятно, из пропагандистских штампов коммунистических времен, но весьма уместный в современных реалиях. Сапог Рамзана Ахматовича в эти реалии вписывается идеально.

Момент стоит зафиксировать.

Разумеется, это не первое такое происшествие, в ходе которого становится ясно, до чего же достала даже вполне лояльных режиму чиновников нынешняя Чечня. Так что не выдерживает и Татьяна Москалькова. Не упоминая всуе имени самого знаменитого из путинских пехотинцев, она прямым текстом дает понять, кто мешает "цивилизованному развитию" и как все запущено. С ее убежденностью в том, что на пути прогресса встал один Кадыров, легко спорить, поскольку творящееся в Чечне является логическим продолжением всего того, что происходит в России. Начиная с 1999 года, когда именно "наведение порядка" в этой республике обозначило новый политический курс после Хасавюрта и ставку на варварство. Однако насчет того, что демократия придушена и цивилизованное развитие страны скверно сочетается с поджогами, а также с похищениями, арестами, пытками и убийствами, спорить не приходится.

Ходячий символ современной России, Кадыров многим открывает глаза на то, как устроено государство, кем управляется, на чем держится и куда катится

Не вызывает сомнений и тот факт, что Рамзану Ахматовичу в Чечне и далеко за ее пределами дозволено делать почти что угодно. Огорчая, если верить очень похожим на правду слухам, и отдельных правительственных чиновников, и офицеров спецслужб, и полицейских, и сотрудников Следственного комитета, и омбудсмена Москалькову. Но есть и относительно хорошая новость. Ходячий символ современной России, Кадыров многим открывает глаза на то, как устроено государство, кем управляется, на чем держится и куда катится. Воспитательное его воздействие на тех, кто стремится по-своему честно служить закону и защищать людей, невозможно переоценить. Но это единственная хорошая новость.

А изменить пока ничего нельзя, и надо только радоваться, если из самого скрепоносного нашего региона удается эвакуировать запытанных не до смерти и потенциальных жертв вспыльчивого регионального лидера. Если солидарными усилиями омбудсмена, западных правозащитников и коллег Оюба Титиева по "Мемориалу" удастся вытащить его из тюрьмы. Если неуловимые, но явно неравнодушные граждане сегодня ограничатся поджогом офиса и от других противоправных акций в ближайшие месяцы уклонятся. Если в ближайшие шесть лет некий хрупкий баланс между цивилизацией и халифатом в широком смысле все же сохранится, и речи потрясенного уполномоченного по правам человека будут как-то учитываться в Кремле. Если сапог не сдавит горло до предсмертного хруста.

Илья Мильштейн – журналист

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

  • Илья Мильштейн

    Подписаться