20 Июль 2018
  • :
  • :

Роман Арбитман: Не обращайте вниманья, маэстро!

Есть обстоятельства, нам неподвластные. Нельзя подобрать себе год рождения получше и период поспокойней. "Времена не выбирают, в них живут и умирают", – писал Александр Кушнер. Мы не можем "заказать" и место своего будущего рождения. "Моцарт отечества не выбирает", – пел Булат Окуджава. Были эпохи, когда взрослый человек никак не мог повлиять на окружающую его политическую жизнь: то не существовало слова "политика", то его надолго забывали. Первобытный охотник не имел права демократически избрать вождя племени. Композитор Моцарт не мог прийти на избирательный участок и выбрать между несколькими кандидатами на должность императора Австрии.

Мобильное приложение Радио Свобода.

Подпишитесь!

Еще не поздно

Другое дело – нынешняя Россия. Кое-что нам уже по силам. Согласно Конституции, Россия – демократическая республика, чисто формально у ее граждан полным-полно разнообразных свобод. И хотя отдельные недоброжелатели считают, будто у президента страны реальной власти сегодня поболее, чем у иных абсолютных монархов из школьных учебников истории, все же в большинстве субъектов Российской Федерации гражданин наделен правом решать самостоятельно: кто из предложенных ему кандидатов должен возглавить регион…

Но это в теории. О том, что происходило в отдельно взятой области на практике, рассказывает сборник, название которого перекликается с процитированными строками Кушнера и Окуджавы: "Губернатора не выбирают" (Саратов, 2017). Книга подготовлена журналистами сайта "Свободные новости", "Открытого канала" и "Газеты недели в Саратове", ее подзаголовок – "Свидетельства очевидцев выборного процесса". Авторы были наблюдателями на сентябрьских выборах-2017 в Саратовской области, следили за действием избирательного механизма, так сказать, изнутри и делятся личными впечатлениями, "из какого сора" выросли проценты голосов за депутатов из "ЕР" и губернатора от "ЕР".

Подписывайтесь на нас в telegram

Вот несколько цитат навскидку. "Все, что можно было нарушить, было нарушено. Отсутствие нумерации страниц, непроклеенный список избирателей, отсутствие печатей, перепись списков, запрет на видеосъемку". "Разница с тем количеством, что насчитали мы, и количеством, которое озвучила комиссия, составляла порядка 150 человек". "Проголосовало на участке 500 человек, а только за Радаева (старо-нового губернатора. – РС.) 829". "Вбросы, подвозы избирателей, заполнение списка избирателей после закрытия участка, "рисование" протоколов, исчезновение председателей комиссий прямо во время подсчета – это лишь скромный и далеко не полный список того, что можно увидеть на выборах…" Члены УИК заперли одного наблюдателя в туалете, другого попытались подкупить, еще двое были избиты, а полицейские внезапно "ослепли"…

Дистанция между событием и сетевой публикацией сократилась до секунд

У книги, выпущенной в Саратове, – шестнадцать авторов, а всего наблюдателей (не от "партии власти" и ее сателлитов) в области было несколько десятков. И едва ли не каждый мог рассказать драматическую – порой с элементами черного юмора – историю о том, что случилось в день голосований и в последующую за ним ночь подсчета. Автор предисловия, журналист "Открытого канала" и координатор регионального отделения движения "Голос" Александр Никишин, справедливо замечает, что-де в Саратовской области никого не удивишь вопиюще нечестными выборами с давно отработанными технологиями фикций ("карусели", вбросы, многократные голосования одних и тех же бюджетников, перевозимых с участка на участок, и пр.). Другое дело, что среди наблюдателей стало больше молодежи, а новые информационные технологии позволяют с ходу обнародовать в социальных сетях информацию о любом замеченном нарушении. Дистанция между событием и сетевой публикацией сократилась до секунд. "Теперь уже просто глупо не принимать жалобы от наблюдателей, – пишет Никишин, – весь мир через интернет увидит, как всё происходит на самом деле".

На выборах-2017 масштаб саратовских фальсификаций не увеличился, просто они стали нагляднее. Если прежде власти ограничивались тем, что в лучшем случае объявляли постфактум выговоры паре мелких "стрелочников" в избирательных комиссиях, то теперь бесстыдные подлоги оказались столь наглядными, что Москве стало ясно: "стрелочниками" ограничиваться нельзя. Даже глава Центризбиркома Элла Памфилова, человек с очень широкими взглядами на само понятие "законность", – и та была вынуждена назвать Саратовскую область медицинским словом "гнойник" (в смысле честности выборов). "Мэр города самым наглым образом применял административный ресурс, пытаясь оказывать давление и влияние на изменение результатов", – объявила Элла Александровна. В итоге мэр Саратова, председатель Облизбиркома и почти шесть десятков руководителей территориальных избирательных комиссий лишились своих постов, а результаты "выборов" в нашей области были… утверждены.

И это, пожалуй, самое красноречивое послесловие к саратовской книжке. "Избранный" губернатор не лишился поста, все областные депутаты остались при своих мандатах. Выяснилось, что даже официально признанное выборное надувательство неким чудесным образом не поколебало финальных цифр. Кстати, и никаких уголовных дел по статьям 142.1 УК РФ ("Фальсификация итогов голосования") и 141 УК РФ ("Воспрепятствование осуществлению избирательных прав или работе избирательных комиссий") возбуждено не было. Гром отгремел, гроза прошла, засияло солнышко, Элла Памфилова с головой ушла в президентские выборы. Саратовский экс-мэр (ну тот самый, который "самым наглым образом…") и экс-председатель ИКСО, который все эти игрища покрывал, к настоящему времени благополучно пристроены на хороших должностях при больших окладах…

А теперь попробуйте объяснить жителям иных, менее свободных, чем наша, исторических эпох, что такое выборы. Вольфганг Амадей Моцарт печально улыбнется, пойдет домой и напишет "Реквием".

Роман Арбитман – саратовский писатель

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции