19 Август 2018
  • :
  • :

Томаш Мацейчук: «Я знаю, как создается российская пропаганда»

Молодой поляк Томаш Мацейчук полтора года назад стал постоянным участником политических ток-шоу российских телеканалов. В группе так называемых "врагов народа" – иностранцев, которые критикуют путинскую Россию и постоянно проигрывают политические состязания "патриотам", которых поддерживает телеведущий, – Томаш Мацейчук выделялся своим темпераментом. В 2016 году после его заявления о том, что русские "живут в говне", на него набросился с кулаками бывший украинский депутат Игорь Марков и запись ток-шоу "Право голоса" (ТВЦ) прекратилась.

В 2017 году после спора о Второй мировой войне Мацейчука пытался избить политолог Руслан Осташко. Конфликт закончился боксерским поединком в московском ресторане SillyCat: судьи присудили победу Осташко.

В феврале 2018 года Мацейчука задержали в Мытищах, где он снимал квартиру. Его заподозрили в предоставлении ложных сведений при постановке на миграционный учет. Однако суд отпустил его на свободу, оштрафовав на 5 тысяч рублей.

Депортация и запрет на въезд на 30 лет показывают слабость российской власти

3 мая 28-летний Мацейчук был задержан ФСБ в аэропорту Домодедово и депортирован из России, при этом ему запретили въезжать в страну на 30 лет. Мацейчук написал в фейсбуке: “Пошел политически мотивированный приказ сверху, чтобы меня убрать. Меня предупреждали, что такое может случиться, и говорили, какие темы не трогать, чтобы этого избежать. Депортация и запрет на въезд на 30 лет показывают слабость российской власти, которая уже в открытую идет по пути цензуры, запретов и изоляции".

Не все ему верят, особенно в Украине: еще в 2016 году СБУ запретила ему въезд в эту страну на 5 лет, несмотря на то что он был участником Майдана и поддерживал добровольческие батальоны (Наталья Поклонская даже подготовила депутатский запрос, чтобы выяснить, имеет ли Мацейчук отношение к "геноциду мирных жителей Донбасса"). Недоброжелатели, считающие Мацейчука агентом Кремля, ссылаются на его сотрудничество с оппозиционным журналистом Анатолием Шарием.

4 мая, после депортации Мацейчука из России, появилась публикация, в которой говорится том, что это спецоперация российских спецслужб, призванная осложнить отношения между Украиной и Польшей.

В самом деле, роль вечно проигрывающего сражения с путинистами, говорящего с акцентом иностранца-"русофоба", которого постоянно зовут на телеканалы, где существуют стоп-листы с именами российских оппозиционеров, вызывает много вопросов. "Российские ток-шоу – это от начала до конца тщательно срежиссированные спектакли. Там все находится под контролем, случайных людей туда не приглашают. Мацейчук вписывается в амплуа „поляка-фашиста" или „поляка-русофоба". Его роль – выдвигать спорные тезисы, оскорблять историческую память России и таким образом закреплять тот образ, который рисует Кремль", –​ объясняет руководитель варшавского Центра изучения пропаганды и дезинформации Адам Лелонек. Публиковались и данные о том, сколько платят иностранцам-"русофобам" за участие в телепередачах.

«Главная интрига этих ток-шоу – наличие платных врагов. Без них нет композиции, нет интриги, нет дискуссии. Возможно, депортация Мацейчука означает, что в самой структуре этих передач начнутся серьезные перемены», – предполагает телекритик Слава Тарощина.

Отвечая на вопросы Радио Свобода, Томаш Мацейчук изложил свою версию событий:

Embed

share

Томаш Мацейчук в программе "Итоги недели"

by Радио Свобода

Embed

share

Текст скопирван

The URL has been copied to your clipboard

No media source currently available

0:00

0:14:42

0:00

Скачать медиафайл

  • 64 kbps | MP3

Pop-out player

Мои враги – поклонники Путина – очень рады, что меня депортировали

– Официально российские службы заявили, что я превысил срок пребывания в России и находился в России незаконно. У меня были трехмесячные визы, которые на самом деле разрешают находиться на территории Российской Федерации постоянно. Запретили мне въезд на основе правила, которое говорит о том, что иностранец может находиться на территории России 90 дней в течение полугода. Но это правило относится к визам на 6 месяцев либо дольше. Поэтому сейчас российские юристы предлагают обжаловать это решение и говорят, что запрет можно снять. По моему мнению, этот запрет и депортация являются своего рода цензурой, ударом по мне со стороны некоторых российских чиновников и политиков. Этот запрет на въезд, конечно, политически мотивирован, его ввели за то, что я говорю на российском ТВ, и за то, что я писал в соцсетях. Мне это понятно, это понятно даже для моих, скажем так, врагов, которые пишут мне в Фейсбуке, ВКонтакте, в Твиттере. Мои враги – поклонники Путина – очень рады, что меня депортировали. Но с другой стороны, зачем тогда меня приглашали на все эти передачи, зачем давали высказывать свое мнение, чтобы потом депортировать и запрещать въезд? Это нелогично.

– Вы сказали, что это удар со стороны некоторых чиновников и политиков. Вы знаете их имена?

Российские ток-шоу так построены, так спланированы, чтобы пропутинская точка зрения всегда побеждала

– Да, конечно, я знаю, что были люди, которые работали в этом направлении, чтобы мне запретить въезд, чтобы меня лишить возможности выступать на российском ТВ. Этих людей было много, особенно депутаты. Например, Руслан Осташко, главный редактор PolitRussia. Мне кажется, что некоторые люди из Совета Федерации тоже принимали участие в этой операции. Поэтому это все так быстро произошло. Я прилетел в аэропорт Домодедово из Франкфурта, вся процедура с момента моего выхода из самолета до депортации была, наверное, всего 15 минут, меня там уже ждали. Поэтому все было организовано, это такое наказание, такая порка за все то, что я говорил, за все то, что я делал. Я уже получил информацию, кто именно запустил этот процесс, но пока не хотел бы об этом говорить, я постараюсь обжаловать это решение. Посмотрим: возможно, у меня еще получится вернуться в Россию, возможно, даже на российское ТВ и дальше продолжать дискуссии с российскими депутатами, политиками, журналистами. Мне эти дискуссии очень понравились, особенно когда у моих противников, собеседников не хватало аргументов, чтобы защищать свою точку зрения. Я считаю, что такие дебаты нужны, они дают возможность зрителям узнать другую точку зрения, узнать, что на самом деле происходит в мире. Хотя, конечно, российские ток-шоу так построены, так спланированы, чтобы пропутинская точка зрения всегда побеждала. Но все равно я и другие иностранцы стараемся доносить свои взгляды, свою правду российским зрителям.

– Многие российские оппозиционеры практически лишены или вообще лишены, как Алексей Навальный, доступа к телеканалам, они не могут высказывать открыто ту же точку зрения, которую отстаиваете вы. Как случилось, что вам (насколько я знаю, вы в Польше неизвестны как журналист) вдруг дали такую трибуну и разрешили выступать с критикой властей?

Я узнал систему, узнал, как эта пропаганда создается. Это был ценный опыт

– Я отлично понимаю, почему Алексей Навальный не появляется на российском ТВ, я отлично понимаю, почему российским оппозиционерам не дают возможность выступать на Первом канале, на "России-1", на НТВ. Эти люди опасны – они опасны для власти, они опасны для этой системы, которая сейчас царствует в России, и поэтому их не должно быть в медийном пространстве. Это цензура, это борьба против свободы слова, борьба против демократии, я это отлично понимаю. Как это произошло, что я появился на российском ТВ? Действительно, я в Польше не проработал много журналистом, я какое-то время сотрудничал с некоторыми изданиями в Польше, когда находился в Украине, на территории Донбасса, в так называемой зоне АТО. После того как я уехал из Украины, я начал сотрудничать с Анатолием Шарием – это известный украинский журналист, видеоблогер. Я для него работал около года, снимал репортажи в Европе, в Северной Африке, на Ближнем Востоке. Каким-то образом российские редакторы, работающие на государственных телеканалах, узнали, что на Шария работает поляк, а им как раз в этих ток-шоу нужны иностранные эксперты, иностранные гости для того, чтобы создавать конфликт, чтобы были интересные дискуссии, дебаты. Но я очень долго отказывался, долго говорил, что, простите, я не могу к вам приехать, не могу у вас выступать, потому что я боюсь, что меня потом будут называть агентом Кремля. Потому что кто приехал на это ТВ, сразу появляется подозрение, что он пошел на сотрудничество с российскими службами. И пока я работал на Шария, никаких у меня выступлений в России не было. Но потом сотрудничество с Шарием закончилось, я решил кое-что в своей жизни поменять, рискнул и полетел в Москву. Меня пригласили на НТВ на "Место встречи" и на Первый канал на "Время покажет". Это было в ноябре 2016 года. Тогда я прилетел в Россию на 7 дней, выступил пару раз, после этого меня приглашали в декабре, январе и так далее. С тех времен я выступал на российском ТВ, на разных российских передачах, узнал, как все это работает, узнал систему, узнал, как эта пропаганда создается. Это все было очень интересно, это был ценный опыт, я думаю, что пригодится в жизни.

– Это ведь настоящая работа, то есть всем участникам этих передач предлагают гонорар или даже зарплату?

– Я не готов обсуждать такие темы. Это кухня всех передач в любой стране. Если приглашают человека из другой страны, ему оплачивают перелет, оплачивают гостиницу. Конечно, у эксперта есть возможность попросить компенсацию за то, что он приходит, теряет свое время, выступая на ТВ в другой стране. Я пока не готов обсуждать эту тему и называть какие-нибудь детали.

– А вы могли бы рассказать о том, что узнали о кухне этой пропаганды, как она делается и почему в любом ток-шоу побеждает пропутинская точка зрения?

Это пропаганда, направленная на то, чтобы у зрителя появились негативные эмоции в отношении к иностранцам

– Во-первых, есть ведущие, которые по идее должны быть нейтральными. Но в Останкино роль ведущих другая. Ведущие не являются судьями, ведущие не нейтральны, а принимают участие в дискуссиях, их задача продвигать точку зрения Кремля и спорить с иностранцами, спорить с оппозиционерами, которые приходят туда, и показывать их точку зрения в свете не очень положительном, смешном, таком, чтобы зрители поняли, что только одна точка зрения права, хорошая – это точка зрения, конечно, прокремлевская. У ведущих есть возможность затыкать гостя, поэтому спорить с ними очень сложно. Очень интересный подбор, когда выбирают материал, выбирают темы, выдают какие-то маргинальные организации, маргинальных активистов за голос народа, за представителей всей страны. Особенно я заметил такое отношение к Украине, где показывают каких-то реально маргинальных нацистов, которых никто не поддерживает, и говорят, что это сегодняшняя Украина, люди, которые пришли к власти, это будущее Украины, это система, которая сейчас царствует в Украине. Конечно, это ложь. Я всегда старался говорить о том, что радикалы даже из "Правого сектора", даже из "Азова" не являются властью. Но у зрителя появляется впечатление, что в Украине у власти находятся нацисты, а в Польше – фашисты, которые сносят советские памятники. Например, если поляки снесли памятник Красной армии, который не стоял на могилах советских солдат, в этих передачах говорят о том, что поляки оскверняют могилы. Это такая пропаганда, намеренно направленная на то, чтобы у зрителя появились негативные эмоции в отношении к иностранцам, к государствам, с которыми Россия не согласна. Сторона так называемых патриотов получает намного больше времени на свои высказывания, на свои речи, их не перебивают: даже если они несут полную чушь, им хлопают. Когда мы на так называемой скамейке "врагов народа", иностранцы, оппозиционеры, хотим поспорить, хотим что-то сказать, нас автоматически перебивают, на нас кричат. И это усложняет процесс общения, процесс участия в этих дебатах. Когда иностранец, не говорящий на высоком уровне по-русски, хочет донести свою точку зрения, а его перебивают – это очень сложно. Вот так складывается у зрителя впечатление, что, конечно, самые умные здесь на ток-шоу люди, выступающие за власть Путина, они самые добрые, самые хорошие, а все иностранцы – это подонки, это фашисты, нацисты. В этих программах очень много всяких манипуляций фактами, цифрами, не дают возможность эти цифры, эти факты оспаривать, не дают возможности сказать свое мнение. Поэтому это борьба российской пропаганды, и она очень сложная. Но все равно я считаю, что надо туда приходить и стараться как-то бороться, как-то доносить свою точку зрения.​

– Мы разговариваем перед самой инаугурацией Владимира Путина, предстоит очередной президентский срок. Какие у вас впечатления о том, что происходит в России, куда она идет и чем все это кончится?

Я очень хочу, чтобы эта вторая "холодная война" снова закончилась поражением Москвы

– Я помню, когда Путин приходил к власти, в Европе и в Америке были надежды на то, что Россия войдет на путь европеизации, на путь диалога с Западом и станет нормальным европейским государством. Но прошло уже почти 20 лет Путина у власти, где-то с 2014 года я замечаю такой резкий поворот этой власти в сторону того, что было в Советском Союзе. Начинается серьезная цензура, страна находится в изоляции, правительство и президент кругом видят врагов. На 9 мая, на Парад Победы из-за международной изоляции, в которой находится Россия, не приезжают иностранные президенты, премьер-министры. Это тоже о чем-то говорит. Я вижу, что вернулась риторика холодной войны, идет процесс обеливания Советского Союза, даже эпохи Сталина. Все это, конечно, неприятно, все это неправильно. В стране все меньше демократии, все меньше свободы слова. У меня появляется такое впечатление, как будто страна готовится к войне. В последнее время очень много оппозиционеров были вынуждены покинуть территорию Российской Федерации. Если человек вышел на митинг, его отправляют в СИЗО. С точки зрения Европы это недопустимо, у нас таких ситуаций нет. С точки зрения европейца, который прожил в России полтора года, я могу сказать, что атмосфера в России все хуже, она все тяжелее, страна идет по пути Советского Союза. Страна закрывается сама, сама идет по пути изоляции. Я сомневаюсь, что такой путь принесет России развитие, счастье и какие-то успехи. Я считаю, что это путь к поражению, к новой перестройке. На самом деле я был бы очень рад, если бы действия Путина привели к такой же ситуации, как в 80-х годах в Советском Союзе. Возможно, для русских это будет неприятно, но я очень хочу, чтобы эта вторая "холодная война", которая сейчас, к сожалению, уже идет, закончилась снова поражением Москвы, чтобы русские получили второй шанс построить нормальное государство с демократией, такое государство, которое уважает права человека. Поскольку при этой власти, при власти Путина никакой надежды на изменения я не вижу.

  • Дмитрий Волчек

    VoltchekD@rferl.org

    Подписаться

www.svoboda.org