18 Июнь 2018
  • :
  • :

В «Домодедове» отказались комментировать противообледенительную обработку самолетов 11 февраля

После авиакатастрофы Ан-148 в Подмосковье ряд СМИ со ссылкой на неназванные источники сообщили, что самолет не был обработан противообледенительными жидкостями по решению командира воздушного судна. Следствие и представители аэропорта вылета эту информацию не подтверждали и не опровергали.

Как стало известно ИА «Свободные новости», вчера, 11 февраля, из аэропорта «Домодедово» без проведения противобледенительной обработки вылетело несколько рейсов. В том числе пассажирские «Боинги» белорусской и молдавской авиакомпаний, а также грузовой самолет корейской фирмы перевозок.

«Все вопросы о подготовке самолета к вылету, все оценки будут даны госорганами, которые проводят расследование катастрофы. До окончания расследования какие-то давать комментарии преждевременно», — заявили в пресс-центре аэропорта «Домодедово», где вчера работали следователи СКР.

Согласно методическим указаниям Российской ассоциации эксплуатантов воздушных судов, при эксплуатации самолетов должна использоваться Концепция чистого воздушного судна – нельзя осуществлять взлет, если на поверхностях самолета наблюдается лед или ледяной налет. Технические специалисты должны провести визуальную и физическую проверку воздушного судна. По данным нашего издания, Ан-148 такую проверку прошел и со стороны экипажа, и со стороны технических служб аэропорта.

«Свободные новости» обратились за комментариями к авиационным экспертам, чтобы выяснить, насколько необычной является ситуация, когда самолет не проходит процедуру обработки противообледенительными составами.

Авиационный консультант Борис Рыбак рассказал, что окончательное решение принимает экипаж после проведения визуального осмотра.

 «Обледенение — очень многостороннее явление. Классический случай заключается в том, что обледеневает передняя кромка крыла, снижается подъемная сила, и самолет просто не в состоянии лететь. А бывали случаи, когда обледенение вызывало некорректную работу механизации крыла – закрылки не отклонялись на взлетное положение. Но вообще обледенение – вещь экзотическая, сказать, что это массовое явление, нельзя. У нас совершаются десятки тысяч рейсов в зимнее время, — сказал Рыбак. — К тому моменту, как самолет прилетел из рейса, на нём ничего нет. Самолет обледеневает, условно говоря, либо на земле, либо где-то внизу. Сейчас таких случаев, чтобы обледенение происходило в полете, практически нет».

Другой авиаспециалист и бывший пилот гражданской авиации, пожелавший остаться анонимным, подчеркнул, что сейчас экспертам сложно и неправильно делать какие-либо выводы из скудной информации.

«Невозможно до получения расшифровок бортовых самописцев гадать о причинах происшествия. Версий более десятка. Важно, что эти машины очень устойчивы по полетам в условиях обледенения. И потом, за четыре минуты после взлета, это маловероятно. На земле его не было, этого обледенения, машина или обрабатывалась, или не обрабатывалась по решению инженерных служб совместно с экипажем. Трудно говорить. Эксперты не имеют юридического и морального права высказывать свое мнение по какой-либо одной версии, — сказал собеседник «Свободных новостей».

Он уточнил, что возможна ситуация, когда самолет несколько раз за день не обрабатывают антиобледенительными жидкостями. Такое возможно, если у воздушного судна в аэропорту короткая стоянка.

«Бывают ситуации – самолет стоит на земле 30-40 минут, его и не за чем обрабатывать. А машина, бывает, стоит несколько суток, и вроде бы не видно ничего на крыле, на стабилизаторе, на фюзеляже, а она покрывается тонким слоем льда. Все это индивидуально перед каждым взлетом проверяется совместно инженерной службой и экипажем, контролируется», — рассказал ветеран авиации и подчеркнул, что за ситуацией с обледенеем самолета должны следить и инженерные служба аэропорта.